Жизнь и открытия первой женщины-палеонтолога


Мэри Эннинг была бедной собирательницей окаменелостей и самоучкой, чьи тщательно задокументированные находки расширяли человеческие знания о древней жизни, но долгое время игнорировались научным сообществом, ввиду отсутствия у нее ученой степени и даже университетского образования.

Ранние годы
Мэри Эннинг родилась в 1799 году в английском курортном городке Лайм-Реджис, Англия. Город, который позиционировался как бюджетная альтернатива дорогим курортам, имел еще одну особенность, связанную с береговой линией.

Около 200 миллионов лет назад, в юрский период, эта береговая линия была покрыта теплым морем, изобилующим доисторической жизнью. В конце концов, море отступило, но мягкие осадочные породы, образовавшие морское дно, остались, а останки животных, которые были похоронены на морском дне, медленно сами превратились в камень. Часть морского дна размылась, образовав скалы; каждая волна или свирепый шторм размывали их, обнажая изобилие окаменелостей.

Отец Мэри, краснодеревщик Ричард выбрал Лайм-Реджис из-за богатых туристов, желающих подышать морским воздухом, которым он мог бы продавать свою продукцию. Но вскоре Ричард нашел еще один источник заработка: он стал ходить по пляжам, продавая небольшие окаменелости туристам в качестве памятного сувенира. К тому времени, когда Мэри исполнилось 6 лет, она постоянно присутствовала рядом со своим отцом, помогая ему находить, раскапывать и очищать окаменелости. В ноябре 1810 года несчастный случай (падение со скалы) в сочетании с туберкулезом оборвали жизнь Ричарда, оставив его супругу овдовевшей матерью двоих детей, беременной третьим ребенком и нищей. Ситуацию осложняло то, что Эннинги были «несогласными» или протестантами, не являющимися прихожанами англиканской церкви. Это не улучшало их отношения с соседями, зато стало причиной, по которой читать умели все дети в семье.

Через несколько месяцев после смерти отца Мэри отправилась на сбор окаменелостей самостоятельно. И ей улыбнулась удача: Мэри обнаружила большой аммонит, который купила одна богатая туристка за полкроны — больше, чем кто-либо когда-либо заплатил Ричарду за окаменелость. Как только Эннинг поняла, что может зарабатывать деньги для своей семьи с помощью сбора и продажи окаменелостей, ее походы на пляж стали регулярными.

Первые открытия
Менее чем через год Эннинг с помощью своего брата обнаружила окаменелость, которая озадачила ученых. Она была более пяти метров в длину и имела 60 позвонков. На раскопки ушли месяцы, и к тому времени, когда их закончили, в городе распространилась весть о том, что они нашли чудовище. Часть его была похожа на рыбу, а часть — на крокодила. Лондонские научные круги никогда раньше не видели чего-то подобного. В конечном итоге его назвали ихтиозавром, что означает рыба-ящерица. Окаменелости ихтиозавра находили и раньше, но образец Мэри Аннинг был первым полным скелетом, который поверг научный мир в смятение.

– Я ни в коем случае не считаю ее полностью рыбой по сравнению с другими рыбами, а скорее рассматриваю ее в том же свете, что и тех животных, которых встречали в Новом Южном Уэльсе, которые, по всей видимости, представляют собой множество отклонений от обычного строения», — писал в своей статье британский хирург Эверард Хоум, осматривавший окаменелость в 1814 году. Он упомянул имя землевладельца, в поместье которого находился утес, однако ни словом не обмолвившись про Мэри Эннинг.

Научный рисунок черепа ихтиозавра, найденного Мэри и Джозефом Эннинг. (Изображение предоставлено: Дом Эверарда / Философские труды Королевского общества 1814 г.)

Скелет ихтиозавра вызвал оживленную дискуссию в научном мире, выдвигались различные объяснения его происхождения (надо помнить, что до появления эволюционной теории Дарвина было еще полвека). Мэри, естественно, в этой дискуссии никак не участвовала. Но прекрасно понимала, что нашла что-то необычное, поскольку окаменелость удалось продать за 23 фунта стерлингов, этих денег хватило, чтобы прокормить семью в течение нескольких месяцев, что для девочки-подростка было куда важнее любых академических споров. Покупатель подарил скелет частному музею, затем он попал в Британский музей и, наконец, в Музей естественной истории в Лондоне, где сегодня от него остался только череп.

Эннинг продолжала охоту за окаменелостями, между 1815 и 1819 годами она нашла несколько более полных скелетов ихтиозавров, которые потом оказывались в местных музеях или использовались в лекционных турах по стране. Почти всегда лекторы, рассказывавшие о своих теориях анатомии или происхождения ихтиозавров, не упоминали девушку, которая нашла, извлекла и очистила окаменелости, делавшие их выступления такими популярными.

Следующая крупная находка Эннинг вызвала еще больше споров, чем ее первый ихтиозавр. В 1823 году, согласно информации Музея естественной истории Великобритании, она обнаружила полный скелет плезиозавра, вымершего морского ящера с четырьмя конечностями. А всего несколько лет спустя, в 1828 году, она раскопала окаменевший скелет птерозавра, крылатой рептилии, жившей в эпоху динозавров, впервые найденный за пределами Германии.

За свою жизнь Мэри открыла несколько видов вымерших рыб, а также ряд других морских существ. Вместе с английским палеонтологом Уильямом Баклендом она стала пионером в изучении копролитов — окаменелых фекалий.

Наконец-то научное признание?
Но научное сообщество не спешило признавать достижения Эннинг. Одна из самых положительных прижизненных оценок была дана ей леди Харриет Сильвестр, богатой вдовой, посетившей Мэри в 1824 году:

– Несомненно, это замечательный пример Божественного провидения — то, что эта бедная, невежественная девушка получила такое благословение, ибо благодаря чтению и применению она достигла той степени познания, что имеет привычку писать и разговаривать с профессорами и другими умными людьми по этому поводу, и все они признают, что она разбирается в науке больше, чем кто-либо другой в этом королевстве.

Признанию заслуг Мэри мешали не только ее пол, но и отсутствие формального образования, сильный загородный акцент и бедность. Кроме того, в то время было просто принято записывать информацию о коллекционерах, которые жертвовали окаменелости музею, а вовсе не о тех, кто эти окаменелости нашёл и продал коллекционерам. Охотники за окаменелостями в целом не были людьми, которым научное сообщество уделяло бы много внимания.

Эннинг признали, как успешного собирателя окаменелостей, но не более. Между тем, по некоторым воспоминаниям, она знала о своих находках больше, чем многие из тех, кто демонстрировал их публике. Мэри читала всю научную литературу по теме, которую могла найти, переписывала статьи из журналов, чтобы хранить их дома. При этом она так тщательно перерисовывала иллюстрации, что исследователи ее творчества отмечали «трудно отличить оригинал от копии». Так же тщательно она описывала и зарисовывала свои находки.

Впрочем, нельзя сказать, что ее совсем игнорировали. Когда в 1847 году она умерла от рака груди, ежеквартальный журнал Лондонского геологического общества опубликовал ее некролог. Это был первый раз, когда они удостоили таковым кого-то, кто не был членом общества (общество не принимало женщин в свои члены до 1904 года).

Тем не менее, после смерти об Эннинг быстро и надолго забыли. Память сохранилась в виде байки о том, что именно ей посвящена одна известная английская скороговорка — «она продает морские ракушки на берегу моря» (she sells seashells by the seashore). Однако по словам фольклориста Стивена Виника, нет никаких доказательств этой связи. «Я думаю, что самая важная причина популярности истории Мэри Эннинг и скороговорки заключается в том, что она удовлетворяет текущую социальную потребность в признании новаторских женщин-ученых…», — пишет Виник. – В культуре обычно возникает ощущение, что женщинам-ученым не уделяется должного внимания, и что мы обязаны исправить это».

Настоящее признание заслуг Мэри Эннинг для палеонтологии случилось уже в нашем веке. Вышел ряд статей, где она выступает именно как автор находок, две большие биографические работы, посвященные Мэри, а в прошлом году — полнометражный биографический фильм, с Кейт Уинслет и Сиршей Ронан в главных ролях. Правда Эннинг там, в «лучших традициях» выставили лесбиянкой, чему нет никаких исторических подтверждений. Зато сохранилось письмо, где она отмечает привлекательность мужа геолога Шарлотты Мерчисон, ее знакомой которую в фильме представили любовницей Эннинг.

В 2015 году в Донкастерском музее, согласно сообщению BBC, палеонтолог Дин Ломакс, приглашенный ученый из Манчестерского университета, повторно обнаружил в коллекции музея ихтиозавра, причем нового, ранее не описанного вида. Ломакс назвал его Ichthyosaurus anningae в честь Мэри Эннинг.

Оригинал материала на английском языке

Оставить комментарий

Интересное