Зачем разлучница-судьба всегда любви помеха

Допустим, двое знакомятся в Сети. То ли на «Фейсбуке» подружились в комментах, то ли без затей на каком-нибудь «Дарлинге», неважно. Нет, они могли познакомиться и в командировке, и на конференции, но скорее всего это случилось онлайн, потому что онлайн человек бывает гораздо чаще, чем на конференциях. И вот выясняется, что они друг другу нравятся. Ну, все знают, как это бывает – слово за слово, глядь – уже это самое. Вспыхнуло чувство.

Но есть нюанс: эти двое живут немножко в разных местах. Она, допустим, в Петербурге. А он – нет, не в Сан-Франциско, не будем так драматизировать. Пусть он живет в Москве. Т. е. мы берем максимально щадящую ситуацию, когда два сердца не разделяют ни океан, ни визовые барьеры, а разделяют их четыре часа пути. Или час, если по воздуху. То есть, конечно, ужас, но не ужас-ужас.

Кроме того, мы берем клинически идеальный случай, когда оба свободны, не бездомны и не побираются. Ей не надо шифроваться от мужа, а он не живет в строительном вагончике без документов. Все нормально, взрослые устроенные люди без особых проблем. Никого из них не надо спасать – это важно. И никто не планирует использовать другого с особым цинизмом. Стерильно чистый эксперимент.

И вот эти два бескорыстника каким-то образом оказываются в койке и по итогам проделанной работы решают, что они теперь пара. Конечно, это решение они принимают не под наркозом. Не с закрытыми, так сказать, глазами. Им обоим не 14 лет, и они примерно представляют, на что подписываются.

Женщина, к примеру, рассуждает так: «Ничего страшного. Даже хорошо! Видеться будем нечасто, зато успеем соскучиться! Опять же никаких носков и борщей, никакой рутины, а одни только праздники! Буду жить своей обычной жизнью, спокойно работать и ходить на свою йогу, а пару раз в месяц милый приедет и устроит романтИк. Поди плохо».

Мужчине такие сложные построения несвойственны, поэтому он думает: «А, фигня. Как-нибудь разберемся, главное любовь».

То есть с обеих сторон мы видим продуманное и взвешенное решение.

Поначалу все идет превосходно. Всю неделю эти голуби изнывают и не вылезают из «Скайпа», а в пятницу женщина бреет ноги и выпрямляет волосы, а мужчина устремляется к ней на «Сапсане». Оба взволнованы, и уикенд проходит самым торжественным образом: ужин при свечах, назавтра гуляние по городу, кофе с пирожным под каждым кустом, какая-нибудь выставка или вообще театр плюс ужин в модном месте. Кавалер ухаживает как бешеный, покупает своей зазнобе шарфик и помаду, а зазноба полна трогательной заботы и печет ему на завтрак оладушки. Когда он на третий день отчаливает в свою Москву, оба безутешны и немедленно включают «Скайп», не дожидаясь, пока поезд отойдет от перрона.



В разлуке женщина поначалу не находит себе места, а когда вновь обретает способность рассуждать здраво, то думает так: «Прекрасный, прекрасный формат! Отношения как бы есть, но не доставляют никаких хлопот. Это похоже на беременность: ребенок уже есть, но не плачет, не болеет, ни копейки не стоит и не огорчает свою мамочку. И поэтому не вызывает ничего, кроме нежности. Вот и любовь у меня такая». Женщина совершенно забывает, что младенец в утробе может тоже разнообразно самовыражаться, не говоря о том, что беременность вообще-то довольно короткий период жизни.

Для мужчины это опять-таки слишком замысловато, он просто радуется тому, что у него кто-то есть. Кто-то о нем думает, кто-то ему рад, кому-то он нужен. А не как обычно (зачеркнуто).

Напоминаю, что речь идет о стерильном случае, когда чувства искренни, когда мужчина не начинает изменять любимой прямо в «Сапсане», а хранит верность до следующего уикенда.

Также пора напомнить, что медовый период, мягко говоря, не бесконечен. Очень скоро обнаруживается, что на смену театру пришло кино. А кино плавно перешло в видео на диване. Прогулки с ресторанами превратились в прогулки до ближайшего супермаркета с покупкой куриных крыльев к ужину. Цветов и шарфиков стало как-то не видать, и выпрямлять волосы уже, в сущности, незачем.

Женщина начинает слегка недоумевать. Нет, она не против уютного вечера с глинтвейном и клетчатым пледом. Она же не зверь какой. Она знает, что это тоже как бы романтичный формат. Но не постоянно же! Это же все-таки свидание, а не семейный чай на кухне под телевизор. Если бы они, к примеру, поженились, тогда понятно, тут смена формата неизбежна. Но за это положена компенсация – хорошо, в театр больше не поведут, зато есть кому переобуть ее машину. Дорогого гостя переобувать машину не отправишь, и эти семейные декорации как-то расходятся с сюжетом.

Когда женщина вспоминает свою аналогию с беременностью, эта аналогия ей уже не кажется такой удачной. Она, конечно, очень любит этого младенца в утробе, но, когда этот младенец годами ни туда, ни сюда, – это уже замершая беременность, то есть тяжелая патология. Женщина внезапно осознает, что сюжету недостает развития. Она начинает тосковать и кукситься. Раньше она знала, что наступят выходные, и ее закружат в вихре развлечений. Теперь у нее каждые выходные в доме гость: своими делами ей не заняться, потому что невежливо, а других дел гость не предлагает. Он слоняется по дому, пьет кофе и рассказывает, как дела на работе.



Букетный период для мужчины чрезвычайно энергозатратен. Он готов на эти эксцессы, когда женщину надо покорить, но постоянно жить в режиме фестиваля не готов. Для него любовь и счастье наступают тогда, когда задача решена и можно наконец перестать подпрыгивать. Там, где для женщины конец романтики – для него как раз начало. Именно об этом он мечтал – прийти в дом, где его ждут, надеть пижаму и за чаем рассказать о работе. А за борщом еще лучше. Тепло очага, все дела. Тихая заводь, укрытие. Пусть не каждый день, пусть хотя бы раз в неделю.

Это трагическое несовпадение идеалов само по себе может довольно быстро похоронить всю историю. Но это не все. Это была лирика. А сейчас будет физика.

Спустя пару месяцев этой волшебной сказки мужчине начинает казаться, что у него стало значительно меньше денег. То есть буквально ничего не остается.

К таким пошлостям, как калькуляция бюджета, мужчина не приучен, поэтому он просто начинает сперва тревожиться, а потом злиться. Мужчина всегда так реагирует, когда теряет контроль над ситуацией, и ситуация необъяснимым образом развивается куда попало. Между тем калькуляция тут самая простая.

Предположим, этот мужчина летает на крыльях любви каждые выходные. Это означает, что раз в неделю он минимум 7 тысяч тратит на «Сапсан» (ключевое слово – минимум). Приехать к любимой с пустыми руками было бы совсем жлобством, к коллеге в гости идешь – и то несешь вино и тортик. Цветы, вино, какой-то гостинчик – тысячи три, если без затей. Театр – еще три тысячи, если не десять, смотря какой театр. Вдвоем пообедать – начиная от двух тысяч, если это паста и бокал вина. Выпить кофе с десертом во время прогулки – тысяча. Купить любимой шарфик (шарфик, не платье и не туфли, и шарфик не брендовый, а ноунейм!) – опять треха.

Поездка на уикенд к любимой в Питер обходится этому мужчине минимум в 20 тысяч. Это если очень экономно: один обед, один раз кофе в городе, один шарфик и один театр. То есть при условии, что дома у любимой совместные обеды и ужины, а также завтраки происходят на деньги любимой. Это мы еще такси не посчитали.

Если любимая живет не одна, а с мамой и сыном-школьником, то у нее уже не остановишься. Добавляем десятку за отель. И еще минимум пятерку на еду, потому что еда в этом случае будет исключительно outdoor.

Если мужчина зарабатывает, к примеру, 80 тысяч, то при еженедельных встречах он уже в минусе, даже если всю неделю ничего не есть и не платить за телефон. Поэтому еженедельные встречи отменяются в первый же месяц. Но даже если он будет приезжать два раза в месяц – это все равно 50 тысяч. Эта любовь обойдется ему примерно как ипотека, с той разницей, что у него не будет квартиры.

При заработке в 200 тысяч расклад меняется очень незначительно. Люди, зарабатывающие такие деньги, обедают не на тысячу – у них другие привычки. Т. е. все расходы умножаем на два и получаем примерно ту же ипотеку.

Мужчины считать не умеют, они выше этого. Но когда мужчина интуитивно чувствует, что выходит из бюджета, он, опять-таки интуитивно, может попытаться перевести встречи в более экономный формат. Например, никуда не ходить, сидеть у любимой дома смотреть киношечку под оладушки. Тем более что его представлениям о любовном свидании это никак не противоречит, даже наоборот.

Но тут может взбунтоваться любимая, потому что ей, в отличие от него, не впадлу посчитать, во что ей обходится это гостевание при условии накрытого стола с ее стороны и полного бездействия со стороны кавалера. Либо мужчина сообразит, что видеться с любимой чаще раза в месяц ему просто не по карману. Или раз в два месяца – так еще лучше будет.

И вот тут уже можно делать ставки, через сколько месяцев им станет не о чем трахаться.

Оставить комментарий