«Ты крутой разраб, иди и попроси больше денег» — расскажем менеджерам, как устроен мир

Прочитал еще одну статью про «психологические типажи разработчиков». И с меня хватит. Как всегда, в этой статье предлагают узнать себя в одном из антипаттернов «плохих парней», понять, что я врежу бизнесу и начать наконец «исправляться». Я вот узнал себя в каждом типе. Я и рок-звезда, и солдат, и некомпетентный, и мечу в менеджеры… Короче, все выглядит так, что каким бы разработчиком и человеком я ни мечтал быть, бизнес увидит здесь проблему.

Знаете что? Пусть катятся к черту.

Если моя мечта решать много проблем, писать качественный код, использовать новейшие инструменты — вредит, значит я буду обманывать работодателя, потому что на других условиях существовать в этой индустрии я не готов. Внезапно, мне намного важнее моя жизнь, ее качество и осмысленность, чем интересы условного Люксофта, Епама, Гугла, МС, да и вообще плевать кого. А вру я лучше, чем менеджеры анализируют.

Это всегда был очень сложный вопрос для меня — можно ли построить хорошую карьеру в IT, не переставая быть хорошим человеком. Сейчас я думаю, нельзя. Я не могу жить интересами абстрактной корпорации, так уж вышло, что на первом месте для меня — мои интересы.

Все эти вещи — «быть хорошим человеком», «интересы компании», «личные интересы», «мечта писать качественный код» — кажутся очевидными и не требующими объяснения. И если закапываться в их суть, можно поехать кукухой. Но я закопался и сейчас расскажу, к чему пришел.

Вот вы встаете с утра, ползете в ванную чистить зубы, завариваете кофе, пьете, собираетесь на работу, где снова ждет гора задач, которые вас попросили решить. Зачем их решать? Просто чтобы получить за это награду?

Это не вопрос того, что вы нашли для себя важным. Скорее зачем вообще вы решили думать, что для вас что-то должно быть важным?

«Делать важное» настолько необходимо из коробки, что если я с утра решу пролежать в кровати не вставая, скажем год, меня сочтут мудаком. Если я буду добровольно лежать год у себя дома и ничего не делать, хотя физически на это способен — во-первых, я скорее всего умру, во-вторых (если чудом выживу), не вынесу груза социального давления. От меня откажутся даже самые близкие люди. Мама и папа будут плакать, потому что родили морального урода и постесняются говорить со своими друзьями, у которых дети — продуктивные молодцы. Жена уйдет, друзья забудут.

Ну и в-третьих, я не вынесу собственного самоуничижения, потому что с молоком матери впитал — нельзя ничего не делать и не считать что-то важным. Это настолько базовая задача, что мозг довольно быстро переводит ее в разряд подсознательных, как моргать и дышать.

Понятно, что все подобные разговоры быстро сводятся к обсуждению инстинктов, потребности выживать, доминировать, очаровывать людей, чтобы все хотели заняться с нами сексом и прочее-прочее.

Допустим, добровольно лежать на кровати год — это бред на уровне биологии. Поэтому мы встали и пошли решать задачи, которые, в лучшем случае, сами себе придумали, в худшем — которые нам придумали другие. Бизнес-задачи. Например, писать хороший код.

Вот моя компания, у нее есть название, логотип, страницы в интернете, работники, клиенты. В конце концов — здание, где все сидят, рабочий стол, монитор. Я вот представил — а что если бы здание, работники и клиенты остались, но все связанное с бизнесом исчезло из нашей памяти. С памятью исчез бы и весь бизнес. Окажется, что нигде кроме памяти нескольких людей, этот бизнес не существовал. Бизнес был общей договоренностью, что он существует. Маленькой манипуляцией выдумщиков.

Даже если бизнес делает вещи, которые можно пощупать, он все равно коллективный вымысел, в который все поверили, и он стал реальным. И это не ретроградство и не призыв вернуться к аналоговому миру.

Такие вымыслы кругом — границы, законы, морали, бренды, деньги. Это все просто вымышленные связи между воображениями разных людей. Получилось так, что современный социальный мир — конструкция из миллионов коллективных мифов, которые держатся на условии, что мы обязательно будем поддерживать договор делами. Но сказать сейчас, что бизнеса, денег, брендов — не существует, все равно что сказать пещерному человеку, что не существует духов.

Если вдруг мы по какой-то фантастической причине все разом перестанем следовать этим вымыслам — все рухнет. Катастрофа! Деньгами никто не захочет меняться, никто не будет работать в команде на общую великую ценность, потому что ее не существует. И это не вопрос выживания. Выживать и доминировать я могу и не следуя коллективным целям.

То есть, пойдя работать в бизнес (владельцем или сотрудником) мы поверили в иллюзию работать на иллюзию, чтобы иллюзия бесконечно росла и развивалась, потому что не развиваясь, она не отобьет взятый у будущего кредит и рухнет. Мы разрабатываем вещи, чтобы другие люди могли делать свои вещи, чтобы мы опять делали свои вещи, чтобы те снова делали свои, и так до бесконечности.

Разорвать порочный круг — значит ничего не делать, а ничего не делать нельзя.

Поддержание иллюзии ради делания хоть чего-то — коллективное и не может быть другим. И это привело к странному явлению. Каждый человек условно разделился на двоих — себя индивидуального и функцию в коллективе. И конфликт между двумя личностями породил кучу социальных стрессов и психических расстройств.

Я знаю, что делать дела в коллективе — обязательно, но меня бесит, если во мне видят только функцию и ставят ценности бизнеса выше моего комфорта. Мне говорят, ты либо разделяешь ценности, либо не подходишь. Возвращайся когда будешь разделять.

Думаю, на самом деле все притворяются, что интересы бизнеса важнее личных. Когда лид говорит, что его разрабы не сделали фичу, потому что менеджеры долго планировали (на самом деле разрабы игрались с проектированием) — это и есть притворство. Такие кейсы повсюду. Да, это не правильно. Но какой у нас есть выбор, если вранье работает, а правда нет? И какой смысл в слове «вранье», если сам бизнес со своей великой целью — просто сказка. Какая разница, что он делает, если он нужен, просто для поддержания оборота денег, на которых строится иллюзия поддержания взаимодействия.

Чтобы склеить людей-функций придумали разные управленческие практики. Потом им дали модные названия — аджайлы, скрамы и прочее-прочее. Мы начинаем спринт, переходим к следующему спринту, радуемся релизу и тому, что коллективная идея ощущается реальной. Затем переходим к следующему спринту, который часть большого спринта — это бесконечный поток, цель которого оставаться бесконечным.

И если мое иррациональное желание писать хороший код вдруг мешает мнению коллективного разума о бесконечном и безостановочном росте — во мне зреет протест. Ведь сделать что-то хорошо раз и навсегда — это по сути остановиться и лечь на кровать. И тогда осознание себя частью огромного механизма может принести боль, хотя поначалу приносило радость.

Я говорил, что бизнес как иллюзия существует в наших головах и без нас существовать не может. Но мы все понимаем, что мир, где исчезли вымыслы — страны, границы, экономики, книги, компании — это фантастика. На самом деле это не иллюзия не существует без нас, а мы без нее. И тогда она начинает нами управлять. Бизнес вечный — а мы его расходные материалы, которые легко заменяются на рынке. Господи, нас восемь миллиардов. Всегда найдется азиат, который круче тебя.

Менеджеры не любят незаменимых разработчиков, вот только они живут в мире, где каждый хороший девелопер по-своему незаменим. У менеджеров есть несбыточная мечта, чтобы у людей было ровно столько амбиций, сколько нужно компании в каждый конкретный момент.

Смешно, что слабые разрабы не нравятся бизнесу еще больше. Даже в самом худшем случае, компании продолжат нанимать незаменимых. У них нет выбора, просто они будут проводить тысячи собраний, тренингов, введут CoC, «безликий код» и прочую чушь, чтобы учить нас становиться обычными винтиками.

Хочешь мир без незаменимых? Легко. Там не будет linux, C#, TypeScript, F#, Kotlin, Java, JS. Их делали незаменимые. Не любишь незаменимых, вали в другую сферу. Тут работают рок-звезды.

Осознание заменимости меня как функции больше всего не нравится мне, как индивидуальности. Неприятно осознавать себя шаблоном, который встраивается в налаженный вымышленный механизм. Когда разработчику рок-звезде говорят, что менеджер придумал, как нейтрализовать его вредные для общей идеи углы — у разработчика рок-звезды бомбит.

У всех, кто ставит свою индивидуальность выше коллективной пользы — бомбит.

Это ситуация без выхода, и она рождает стрессы. Впихивать себя в коллектив больно, возникают вопросы — а нахрена это все? Зачем мы постоянно развиваемся, растем, несем ваши ценности, что мы в итоге должны сделать и какой в этом смысл?

Иногда это приводит к плохим мыслям, о которых нельзя говорить по закону.

Поиск смысла в вымышленной идее напоминает игру со словарем. Ты находишь определение первого слова. Затем определения слов из которых состоит первое определение. Затем следующие определения и в какой-то момент понимаешь, что слова начинают ссылаться сами на себя. А затем и вовсе осознаешь, что придумываешь вещи, пялясь в белый фон с черными закорючками.

В сознании есть одна классная фича. Оно ставит барьеры, за которые не считает нужным переходить. Ты вдруг теряешь эмоциональную связь со своим размышлением и понимаешь, что в дальнейшей работе мозга нет смысла — он просто начинает тратить энергию впустую. Мозг убеждает тебя, что ты занялся бесполезной умственной жвачкой. Такое называют деструктивной рефлексией, перенадумыванием, поисками глубинных смыслов и прочим.

Слишком часто я слышу от друзей «Нет, дружище, так думать нельзя, а то жизнь превратится в ад. Мир не прост, но жить как-то надо».

Жить как-то надо потому что надо, и лучше если это убеждение не вызывает сомнений и эмоциональной привязанности. Пройдя большой путь из противоречий, стрессов и конфликтов я пришел к отличному решению.

Плюнуть в лицо бизнесу, убедить тупых менеджеров, что я незаменим, выбить себе зарплату побольше и делать так, как хорошо мне. Вряд ли что-то может быть хуже, чем, умирая, осознать — ты отдал жизнь чужим вымыслам.

Я очень разговорчивый человек, и из-за этого всегда получаю больше денег, чем мои коллеги-интроверты (вы знаете где лежат факел и вилы). Мне это кажется невероятно несправедливым, и вот что я делаю: я иду к ним, и говорю «Тема, ты — охеренный разраб, иди и требуй больше денег. Какого хрена ты получаешь так мало?!». Они идут, и им дают их кэш. На моем счету уже пять таких чуваков, и черта с два меня кто-то убедит, что это неправильно. Вредит бизнесу? Возможно. Но я могу и делаю.

Сейчас очень трудно стать хорошим разрабом. В моем случае, это были и есть сотни бессонных ночей, потраченных на изучение разработки. И вам, тем, кто решил, что он и есть «бизнес», придется за это платить, а не пичкать меня сказками о ценностях и всеобщем благе.

Источник

Оставить комментарий