Слуховой оргазм: как рекламная музыка манипулирует нами через удовольствие


«Музыка – это просто последовательность тонов, упорядоченная во времени. Каждое из этих звуковых событий в отдельности не может считаться особенно полезным. Тем не менее, их временная динамика каким-то образом может вызывать некоторые из наиболее приятных реакций, известных человеку, создавая «максимумы», которые сходны с эффектами сильнодействующих наркотиков…»

Абзац выше – это не безответственный журналистский заход, призванный привлечь внимание читателей рискованным сравнением. Это цитата из научной статьи нейробиологов, специалистов по нейроэстетике Valorie N. Salimpoor и Robert J. Zatorre из канадского государственного Университета Макгилла (Монреаль), в которой обобщается история изучения физических реакций людей на музыку.

Такие исследования были начаты сравнительно недавно – в 1999 году, но к настоящему моменту успели доказать: когда люди слушают любимую музыку (или новую, но близкую им по жанру), их мозг начинает «купаться» в дофамине (некоторые исследования показывают, что в деле участвует и серотонин).

Внешне это может выражается в виде ощущения «мурашек» или холодка, бегущего по телу; непроизвольного появления слез, желания счастливо рассмеяться. Для этого сложного «музыкального» чувства даже было придумано словечко «eargasm» («слуховой оргазм»).

Что удивительно, музыка вызывает увеличение выработки дофамина и серотонина даже у крыс. В одном жестоком эксперименте животным включали сонату для двух фортепиано Моцарта, а неподалеку в тех же условиях (но в тишине) проводила время контрольная группа таких же лабораторных крыс. После сессии всех животных умерщвляли и очень быстро проводили препарирование мозга, чтобы отследить уровни нейромедиаторов.

Так вот у крыс, послушавших Моцарта, были обнаружены повышенные уровни дофамина и серотонина. Экспериментаторы сделали вывод: прослушивание мелодичной музыки почему-то вызывает в некоторых областях мозга большее высвобождение нейромедиаторов (они же гормоны), ответственных среди прочего за вознаграждение «правильного», полезного с точки зрения эволюции поведения.



Упрощенно говоря, за прослушивание нравящейся нам музыки природа награждает нас острым удовольствием. Ученые пока обсуждают догадки, почему это происходит. В отчете об еще одном исследовании, которое доказало, что дофамин «причинно опосредует музыкальное вознаграждение» у людей, сказано: «…прослушивание музыки, пение или музицирование, похоже, не имеют какого-либо особого преимущества для выживания». Тем не менее факт остается фактом – мы получаем обильную химическую награду, когда взаимодействуем с образцами музыкального искусства.

В 2001 году Robert J. Zatorre вместе с коллегами выявил, что индивидуально подходящая музыка вызывала у испытуемых активность в мезолимбических областях мозга, в частности – в прилежащем ядре или NAcc. Это, утрированно говоря, основные «ворота» дофамина. Как показали другие известные нейробиологические исследования, в этой же самой зоне происходит бурная активность у людей, принявших алкоголь, кокаин или амфетамины. В общем, музыка является чрезвычайно психоактивной штукой.

Как структура музыки программирует ожидание удовольствия

Музыка, конечно же, действует не только на уровне эволюционно древних структур мозга, но распознается и каким-то образом анализируется областями, связанными с высшей когнитивной деятельностью.

Ученые подошли к изучению этих процессов довольно изобретательно. При помощи сочетания разных видов томографии удалось установить, когда именно во времени происходят пики эмоциональной реакции на музыку, и когда реакция «запускается» изначально.

Оказывается, между началом активности упоминавшихся выше «дофаминовых» зон мозга и наступлением «слухового оргазма» или «музыкального озноба» проходит в среднем 15 секунд.

Выяснилось, что само выделение дофамина в NAcc происходит как раз в момент «мурашек». А во время ожидания этого удовольствия нейромедиатор высвобождается в другой зоне – «хвостатом ядре». Как пишут исследователи, в этом случае происходит предвкушение скорого воздействия «абстрактного эстетического стимула» (музыки).

«Хвостатое тело» является частью так называемой «ассоциативной петли» и имеет сложные связи с рядом корковых областей, включая префронтальную кору. Кроме прочего, она «отвечает» за понимание последовательности чего-нибудь, происходящего во времени, за возникновение ожиданий, за само ожидание результатов и за планирование действий, которые приведут к природной химической награде.

Любопытен тот факт, что музыка – штука максимально абстрактная. Это не всем понятный вкусный банан или секс с привлекательным человеком. Тем не менее работает она, как самые приземленные вещи.

Музыкальные теоретики считают: эмоциональное воздействие музыки вызвано тем, что ее развитие во времени, ее структура создает ожидания у слушателя, а затем искусно использует задержки ожидаемых музыкальных событий или напротив неожиданности.

Удивительно, но нейробиологи экспериментально подтверждают это убеждение мастеров музыкального искусства. Эксперименты показали, что когда люди слушают музыкальные паттерны, мозг каким-то образом анализирует их и делает прогноз – какие музыкальные события вот-вот состоятся. Возникает ожидание – оно же предвкушение удовольствия. Если ожидание оправдывается – начинаются «мурашки» и восторг. Что другими словами ученые называют «удовлетворением от сбывшегося прогноза» или «чувством завершения».

Опытные композиторы обычно таким образом выстраивают свою музыку, чтобы в ней сначала звучало «обещание» будущего кайфа, затем происходило развитие во времени, которое создает задержку в наступлении удовольствия (при этом авторы стараются сделать «обещание» еще более соблазнительным, «нагнетают атмосферу»), а уж затем на сцену выводится «разрешение от бремени», яркий финал. Кстати, в теории музыки чувство завершения после какого-либо тонального напряжения называется именно «разрешением».



Интересно, что красивая музыкальная неожиданность (казалось бы, несбывшийся прогноз) тоже вызывает мощный выброс дофамина. Ученые считают, что такое явление можно квалифицировать как «положительную ошибку прогноза». Это когда мозг, грубо говоря, надеялся вот-вот получить крутой кайф, а получил вообще запредельный.

Нейробиологи предполагают, что химическое вознаграждение «за музыку» существует неспроста. Возможно, это награда за правильное прогнозирование, которое произвела префронтальная кора головного мозга (та область, что, собственно, и делает нас людьми – наиболее развитая у нас по сравнению с другими животными).

Если у конкретной особи прогнозирование работает хорошо, ее шансы на выживание выше. Умеешь слушать музыку – умеешь прогнозировать. Молодец, вот тебе дофаминовая конфетка. Кажется, мнение тех, кто считает, что «…прослушивание музыки, пение или музицирование не имеют какого-либо особого преимущества для выживания» требует коррекции.

Как рекламная музыка на практике использует нашу «наркоманскую» нейробиологию

Конечно, композиторы прошлого ничего о ней не знали. Они находили связи между структурой музыки и ее эмоциональным восприятиям интуитивно, на практике. Улучшали и передавали искусство управления эмоциями слушателей из поколения в поколения. Настоящими монстрами этого дела стали композиторы эпохи романтизма – Бетховен (один из тех, кто стоял у истоков течения), Чайковский, Шопен, Лист, Шуберт и другие. Эти гении виртуозно умели создавать музыкальные ожидания, давать волнующие «обещания» и выполнять их с применением красивейших неожиданностей.

Большинство современных композиторов, конечно же, не копается в нейробиологических исследованиях, о которых мы говорили выше. Они наследуют традиции и делают собственные интуитивные открытия.

Особое внимание уделяют музыкальной форме – всем этим обещаниям, нагнетаниям и эффектным завершениям – в индустрии создания рекламной музыки. А именно – треков для кинотрейлеров. Недавно мы рассказывали о том, как любопытно она устроена.

Продюсеры и композиторы в трейлерном жанре – одни из самых искусных манипуляторов музыкального мира. Они тщательно выстраивают рекламные треки, чтобы наиболее эффектным образом «продать» кино зрителю.

В трейлерной музыке господствует трехчастная структура. Она в точности копирует модель «обещание → задержка исполнения обещания (развитие) → разрешение (финал). Иногда в конце присовокупляется короткий «хвост», во время которого демонстрируются титры. Послушайте, например, трек от компании «Score A Score» (Калифорния, США), который был использован в одном из трейлеров фильма «Черная вдова». Вы сможете проследить трехчастную структуру (плюс «хвост»), которая призвана поэтапно нагнетать эмоциональное напряжение:

Существует и усложненная модель – пятичастная. Это несколько вариантов, в основном сводящихся к виду «вступление, развитие, контрастное затухание, финал 1, финал 2». Во второй структуре чаще используется эффект «красивой неожиданности».

Вот как звучит трейлерный трек сложной структуры – это композиция «Orbit» калифорнийской команды музыкальных продюсеров Think Up Anger. Она была использована в одном из трейлеров фильма «Годзилла-2. Король монстров». В этом треке один финал, но зато два «обещания», между которыми сделано короткое контрастное возвращение к тихим «капельным» звукам вступления. «Хвост» для титров также присутствует:

Как можно заметить, каждая часть в трейлерной музыке демонстрирует нарастание сложности музыкальных событий – их количества, сочетательного расположения, громкости и напряженности. В идеале индустрия рекламы фильмов стремится иметь такие треки, эмоциональный накал в которых растет бесконечно.

Вот, например, музыка трехчастной структуры от германского заслуженного дуэта 2WEI. Это трек «Orion», который был использован в трейлере биографического фильма «Толкин». Послушайте, как искусно авторы нагнетают обстановку, обыгрывая в общем-то очень простую музыкальную тему, лежащую в основе композиции:

Вот еще одна удачная работа в похожем стиле – трек «Mission Control» от Twelve Titans Music, который был использован в трейлере фильма «К звездам» («Ad Astra»). Но, кроме классических приемов, вы можете услышать в нем еще и некоторые эффектные «неожиданности».

Если вы послушали приведенные треки внимательно, то, наверное, заметили, что композиторы трейлерной музыки делают свои коды («разрешения») не до конца завершенными – раздувают накал в финале, но как бы обрывают его на «высокой ноте». Это намеренная стратегия, ведь задача кинотрейлера не создать у зрителя ощущение, что он уже посмотрел фильм, а напротив – не позволить ему получить окончательно «завершенное удовольствие». То есть, с одной стороны, устроить «слуховой оргазм», но, с другой стороны, не полный. Ведь адресат рекламы должен-таки пойти в кинотеатр или посмотреть премьеру на стриминговом сервисе.

Трейлерные композиторы и главы специализированных лейблов в связи с этим, полушутя, заклинают друг друга: «Никогда, вы слышите, никогда не разрешайте музыкальную тему вниз». Имеется ввиду понижение тона мелодии в конце.

Любопытно, что композиторы из этой индустрии усердно работают не только с манипуляцией финальной эмоцией аудитории, но и ее чувством ожидания наступления «мурашек».

Нейробиологи знают, что новые впечатления наш мозг усваивает лучше, если в них есть что-то частично знакомое. Когда между знакомым и чем-то новеньким перекинут «мостик» узнавания, свежая информация «присоединяется» к уже известной эффективнее.

Поэтому специализированные музыкальные лейблы любят «трейлеризовать» классическую музыку, которая на слуху у миллионов людей. Всемирно известные темы обрабатывают так, чтобы стопроцентно получить структуру «обещание → задержка исполнения обещания (развитие) → разрешение (финал)».

Музыкантов-классиков конечно коробит от такого «вульгарного» обращения с наследием великих. Но мастера прошлого возмутиться не могут – во-первых, они все умерли, а во-вторых, их музыка юридически перешла в общественное достояние. И заниматься ее переложением имеет право кто угодно.

Вот, например, альбом трейлеризованной классики от британской компании Gothic Storm Music. Послушайте, как эффектно были обработаны для использования в кинорекламе знакомые каждому культурному человеку произведения:

Тот же прием используется, когда для кинотрейлеров приспосабливают шедевры поп- и рок-культуры. Скажем, в трейлере фильма «Тор. Рагнарёк» была с блеском использована песня «Immigrant Song» титанов рока Led Zeppelin:

А вот как уже упоминавшийся дуэт 2WEI переработал знаменитую песню группы Radiohead «Karma Police» для трейлера игры-стрелялки «Tom Clancy’s Ghost Recon Breakpoint»:

Словом, на переднем крае рекламной музыки, который без сомнения представлен именно индустрией музыки для трейлеров, борьба за внимание аудитории ведется очень серьезная. Композиторы, продюсеры, лейблы годами оттачивают умение создавать такие треки, которые лягут, как родные, на «наркоманскую» схему сложной системы вознаграждения человеческого мозга.

Теперь вы немножко больше будете знать о том, как людьми манипулируют «трейлерные дома» – маркетинговые агентства, занятые рекламой фильмов. И вероятно, при просмотре свеженького трейлера сможете с новым чувством прислушаться к своим ощущениям. А также будете понимать, почему любимая музыка делает с вами что-то настолько мощное, что это, оказывается, назвали «слуховым оргазмом».

Оставить комментарий

Интересное