Поймай меня, если сможешь. Версия менеджера

Ты – программист. Я – эффективный менеджер. Ну, ты так считаешь. Может, даже статью про меня напишешь, наберешь кучу плюсов – тема-то благодатная. В статье обязательно слово «эффективный» в кавычки поставишь.

Я уже не работаю в вашей компании. Решил рассказать тебе, как всё было на самом деле. Скоро эта история тебе аукнется, что меня очень расстраивает, но будет лучше, если ты обо всём узнаешь от меня.

Ты, наверняка, удивился, когда присутствовал на кросс-собеседовании. Я ведь не из вашей деревни, вообще с ней никак не связан. Но приехал и устроился ИТ-директором, даже пройдя небольшой конкурс. Это было несложно, т.к. диплом Executive MBA, полученный в Harvard Business School, действует магически. Девушки из кадрового отдела даже не решились с него копию снимать – попросили меня сделать это самому.

Перейду к главному. Меня на ваш завод прислал собственник. Как ты, наверное, знаешь, он давно перебрался в Москву, значительно расширил структуру своих активов, диверсифицировался, и теперь смотрит на жизнь несколько иначе. В том числе, на ваш завод и его директора.

Не буду перефразировать, просто процитирую то, что он мне сказал: «хочу просто разогнать всё это болото». Я много занимался антикризисным управлением, подготовкой предприятий к продаже, стратегическими изменениями, оценкой бизнеса, и хорошо его понимаю. Но всегда предлагаю сначала разобраться. Не бывает так, чтобы все сотрудники до единого были тем самым болотом.

Рыба гниет с головы. Фраза настолько избитая, что уже осознанно не воспринимается. Скажу по-другому: руководитель предприятия создает среду под себя. Если на предприятии гнилой менеджмент, то лишь потому, что прогнил директор. Если на предприятии круговая порука, то лишь потому, что директор не занимается управлением, а просто плывет по течению, выжимая из собственника максимальную выгоду для себя, пока не выгнали.

А среда ниже топ-менеджмента просто мимикрирует, подстраивается под верхи. Там, внизу, могут работать прекрасные, умные, образованные люди, но они будут сидеть, как ты говоришь, с языком в жопе, боясь слово сказать. Просто подстроятся под среду и будут имитировать именно ту деятельность, которой от них ждут. Среда душит их, не дает развиваться, самореализовываться, достигать результатов, которыми можно гордиться.

Особенно, если речь о заводе в небольшом городе. Другой работы, особенно для узких специалистов, там просто нет. Поверь мне, я много повидал таких предприятий. Знаешь, какого правила придерживаются их руководители при определении уровня зарплаты персонала: платить столько, чтобы не сдохли с голоду, но и не могли накопить на переезд.

Директор начинает чувствовать себя царём – причем, не только завода, но и всего города. Если он при этом еще и собственник, то вообще – пиши пропало. Власть над людьми, их семьями, их будущим настолько дурманит голову, что о развитии бизнеса директор просто перестаёт думать. Именно так случилось и с вашим директором.

Я приехал, чтобы определить масштаб и структуру проблемы. Понять мотивы, цели и результаты как можно большего количества сотрудников. Скрытно, разумеется. Сам понимаешь – если бы я доложил о цели своего визита, то не вылезал бы из-за накрытой поляны, личного охотхозяйства директора, сауны с кровь-с-молоком-девушками, ходил бы по вымытым с шампунем полам сверкающих цехов, и смотрел завораживающие презентации о блестящих стратегических планах развития.

Мне нужна была реальность. Идеальная должность для ее понимания – ИТ-директор. Есть доступ и понимание информационной системы – т.е. почти всех данных о хозяйственной деятельности, на большие совещания приглашают, не надо тратить время на приближение к топ-менеджерам.

Ты, наверное, удивляешься, почему я всё это тебе рассказываю. Потому что ты мне сразу понравился.

Я говорил на кроссе, что в прошлом – программист. Прошу прощения, я тебя обманул. Я до сих программист, это осталось моим хобби. Я не знаю лучшего способа реализовать потребность в изменении реальности, заложенную в каждом человеке. Никакая музыка, литература, компьютерные игры, строительство дома не сравнятся со свободным, творческим программированием, когда делаешь то, что хочешь, для себя, без задачи, сроков, требований и метрик.

Я смотрел твой код. Помню, как ты ухмылялся, выдавая мне полные права на систему, считая это менеджерской придурью. А мне нужен был весь код и все данные. И ты меня не разочаровал.

Точнее, не ты нынешний, а ты прошлый. Когда ты пришел на этот завод с горящими глазами, желанием изменить мир, писать классный код, решать проблемы бизнеса. Я даже нашел твой комментарий многолетней давности, в котором ты выразил собственную стратегию программирования: «делать так, чтобы пацанам было не стыдно показать».

И твои решения первых лет были именно такими. Ты, видимо, так и не решился их кому-нибудь показать, но всё впереди. Твои абстрактные инструменты для решения типовых бизнес-задач, оптимизированные по быстродействию, готовые к любым изменениям в предметной части задачи, настраиваемые чуть ли не одной мышкой – это действительно не стыдно пацанам показать.

Но по коду видна и твоя деградация. Не профессиональная, нет – уверен, ты до сих пор способен создавать сумасшедшие решения. Ты деградировал, как человек. Ты, как и все, мимикрировал под среду. В среде никому не нужны твои решения. Точнее, никому не нужны именно такие решения – сгодятся любые, решающие задачу. И ты пошел по пути наименьшего сопротивления.

Ты начал просто ходить на работу. Оставлять открытой среду разработки с модифицированным кодом, чтобы появлялась звездочка. Ты показал мне модуль с прикладным решением СЛАУ. Мне пришлось сделать вид, что я не понимаю, что это такое. Я не стал говорить тебе, что решение СЛАУ уже реализовано в платформе, которой ты пользуешься для разработки. Я ей давно не пользуюсь, но знаю об этом.

Потом ты пытался меня залечить, что ускорение расчета себестоимости нужно бухгалтерии и проблема кроется в сходимости алгоритма решения СЛАУ. Больше так не делай, пожалуйста. Ладно я, лояльный к тебе, глупо улыбнулся и ушел. Любой приличный специалист скажет тебе, что проблема – в количестве уравнений, которое генерируется не алгоритмом, а данными. В данном случае – идиотской настройкой распределения затрат, любимым деревенским методом «всё на всё». При ведении позаказного учета это, прости, жопа.

Я пытался тебя раскачать, вернуть жажду свободного программирования. Для этого я на коленке, вечером, сваял систему управления задачами на твоей платформе. Я специально сделал ее убогой, неудобной и корявой. Чтобы ты испытал настолько сильное профессиональное отвращение, что не смог бы сдержаться и исправил бы. Я знаю, что система управления задачами ИТ-отдела на заводе – самая свободная для творчества область, когда она создается самим ИТ-отделом, для себя, без постановки задачи извне.

Но ты не поддался. Устроил мне итальянскую забастовку, в полном соответствии с нацепленным на себя образом деревенского программиста, почесывающего волосатое пузо, постоянно вылезающее из-под грязной футболки.

Была мысль реализовать то, о чем ты мечтал в молодости – показать твой код пацанам. Собственно, я показал. Есть куча знакомых – и в компаниях-интеграторах, и фрилансеров, и ИТ-директоров, бывших программистов. Сразу скажу – твой код действительно не стыдно показать. Когда мне прислали заключения, я испытывал гордость за тебя, как за собственного ребенка.

А тебе я прислал твоего друга Серёгу. Я знал, что вы просто выпьете кофейку, поржёте и никакого ревью не получится. Я проверял не тебя, а Серёгу. К сожалению, тебя портит не только окружение на работе, но и твои профессиональные связи. Серёга – такой же обрюзгший, покрывшийся налетом говна, потерявший веру в себя, смирившийся с реальностью и уже, в глубине души, давно не считающий себя программистом валенок.

Я связался и с Лёхой, твоим дружбаном, перебравшимся в Москву. Лёха не смог приехать. У Лёхи всё плохо. В деревне он считал себя полноправным членом вашей Великой Тройки, пупом Земли, крутейшим программистом, но реальность и вызовы большого города показали, что он не прав. В приличные места его не взяли, поэтому он просто приткнулся на аналогичном по духу заводе в славном городе Сергиев Посад.

К сожалению, ты не избежал и роли Спасителя. Такое часто бывает с заводскими программистами. Помнишь, я прибежал, белый, как мел, и сказал, что мне вставила бухгалтерия? Мне с трудом, но удалось сделать вид, что я жутко испугался штрафа в 20% от выручки, если бухгалтерия не сдаст налог на прибыль.

Не знаю, в курсе ты или нет, но бухгалтерия использует метод под названием «искусственный цейтнот». Да, ты их работу автоматизировал. Да, ты их всему научил. Да, они прекрасно справятся без тебя. Но не хотят.

В течение квартала, когда свободного времени вагон, и можно исправить все ошибки, чтобы к моменту закрытия подойти совершенно подготовленными, они работают, как ленивые тюлени. Делают необходимый минимум, совершенно не заботясь об аналитике, структуре затрат, правильных цифрах и адекватных остатках.

А когда срок поджимает, включают паническую дурочку. Да, мы понимаем, что могли всё сделать раньше. Да, мы понимаем, что сами виноваты. Да, мы понимаем, что и сейчас можем всё сделать сами. Но ты, программист, сделаешь это быстрее и качественнее. «Это ведь ваша программа». А у нас цейтнот, времени в обрез, судьба предприятия висит на волоске, спасать надо. А кто не хочет спасать? Программист. Он – гнида. Он не радеет за судьбу предприятия. Использует кризисную ситуацию для реализации собственных амбиций.

Тут и появляешься ты, Спаситель. Как пел Высоцкий, «хмур был и зол, но шёл». Стиснув зубы, матерясь и понося бухгалтерию, садишься и работаешь за них. Держите меня семеро, не мешайтесь под ногами, щас будет шеф-повар работать. Не переставая ныть, что они всё могут сами делать.

А когда кризис спадает, ты о нём уже не заикаешься. Хотя мог бы провести системную работу, настоять на своевременном и качественном учете – я знаю, ты это можешь сделать. Но тебе это не выгодно – роль Спасителя потеряется. К сожалению, ты подтвердил, что тебе такой подход по душе.

Когда ты пришел за повышением зарплаты, я юлил и изворачивался, всеми силами пытаясь дать тебе понять, что не стоит этого делать сейчас. Я видел твою ухмылку, и догадываюсь, что ты подумал. Что у меня нет власти, что я трясусь за свою карьеру, что я пытаюсь завоевать уважение директора и топ-менеджеров, что я срать на тебя хотел. И ты ушел.

Я очень надеялся, что ты сможешь немного потерпеть. Но ты, вероятно, решил показать мне, кто тут рыба, а кто – жаба. Ты пошел к директору, и он накинул тебе двадцатку. Без объяснений, без результатов, без целей, без анализа рынка, без понимания твоей работы. Просто взял и накинул.

Такой, царский подход к зарплатам, как я уже писал выше, стоит на одном из первых мест в списке претензий собственника к директору. Ты ведь в курсе, наверное, сколько он платит своему другу, начальнику производства? Зарплата на уровне московского топ-менеджмента. А сколько получает главный бухгалтер, участвующая в коррупционной схеме по проведению виртуальных затрат от технических организаций? Почему при этом люди, реально создающие продукт, инженеры, рабочие, мастера не могут себе позволить купить подержанную иномарку в кредит?

Я пытался вернуть, возродить, актуализировать твою компетенцию в системном мышлении, когда предложил тебе оценить целесообразность выполнения проекта. Я знаю, насколько важна эта компетенция для заводского программиста. Ты, увы, отказался. Плюс – скрыл от меня, что уже делал такой проект, и у тебя есть исходный код. Я не сразу об этом узнал – лишь когда стал смотреть код под первыми закрытыми задачами, и элементарным глобальным поиском нашел его в предыдущих версиях модулей.

В работе с пользователями я хотел, чтобы ты, как раньше, начал задавать вопрос «зачем?». Ты ведь давно перестал его задавать. Я приходил в разные отделы, спрашивал, что им надо автоматизировать, они несли какую-то чушь, я делал вид, что ни черта не понял, и присылал тебя. А ты приходил и просто записывал их хотелки. Надо, не надо, будет польза, не будет – тебе это больше не интересно. Просто добавлял очередные кирпичики на перевернутый конус, коим является информационная система предприятия.

В общем, у меня не получилось. Одного месяца мне не хватило, чтобы залезть тебе в душу и вытащить оттуда на свет божий программиста. Остальную часть работы я провел хорошо. Список на увольнение составлен. К сожалению, ты в нем тоже есть.

Директор, главный бухгалтер, финансовый директор будут тихо слиты. Вариантов у них нет – там уголовка. Друзья, подружки, любовницы и родственники директора, естественно, тоже уйдут. Приедет антикризисная команда. Кто эти люди – не знаю, команду выбирает собственник. Есть подозрение, что она будет «эффективной».

Но я – оптимист. Я в тебя еще верю. Сейчас, когда ты потеряешь работу, ты столкнешься с трудностями. Есть вероятность, что тебя не возьмут на работу в твоем городе, из-за скандала. Афишироваться он не будет, но сарафанное радио сработает на отлично. Собственник так хочет. Чтобы верхушка компании вкусила все плоды, но не угодила за решетку.

Приезжай в Москву. В мою компанию. Я найду для тебя хорошее место. Помогу с переездом. Прочти этот текст через час, и потом – еще через сутки. Чтобы без эмоций. Пойми, что я пытаюсь тебе сказать.

Вспомни, каким ты был. Ведь прошло не так много лет. Возроди в памяти ту энергию, неуемную жажду нового, стремление быть лучшим, писать код, который не стыдно пацанам показать. Ты мне нужен именно таким.

Жду твоего ответа.

Оставить комментарий