Linux, Microsoft и марксизм

История проекта Linux и ее лидера Линуса Торвальдса часто приводят в пример принципа меритократии в разработке программного обеспечения. Тем не менее было бы верхом наивности утверждать, что успех обеспечен исключительно усилиями энтузиастов, без всякого участия крупных корпораций, совершенно далеких от всякого альтруизма.

Майкрософт и Linux.

Никак не желая недооценивать роль хакеров старой школы, увлеченных одиночек и массы волонтеров, стоит все же отметить, что без содействия крупных корпораций Linux не смог бы взлететь так высоко и так стремительно. Давайте посмотрим, как складывались отношения между крупным бизнесом и сообществом разработчиков Linux. Начнем с самого неоднозначного представителя первых — корпорации Майкрософт.

Первоначальная диспозиция

Целью Майкрософт, как и у любой другой частной компании, является извлечение прибыли и чем больше — тем лучше. Еще у крупных коммерческих компании есть нечто вроде миссии, но обычно компании ей следуют постольку, поскольку это не мешает им зарабатывать прибыль для акционеров.

Ради достижения этих нехитрых целей Майкрософт использовала по отношению к сообществу разработчиков Linux самые разные средства — от топорных и неблаговидных, до обдуманных и тонких. Нужно отдать должное гуттаперчевой стратегии компании, не побоявшейся идти путем проб и ошибок.

В начале MS полагала Linux и СПО за очередной Netscape, который мешает компании вести бизнес и должен быть зачищен. Так довольно долгое время вели дела Билл Гейтс и Стив Балмер.

Создатель же Linux почти всегда ставил перед собой вполне прозаические цели. Например написать ОС, с которой можно запускать программу эмуляции терминала и отправлять электронные письма. Что из этого выросло нам хорошо известно.

Более чем 20 лет назад ему задали вопрос о возможном сотрудничестве с MS, в то время это казалось фантастикой. Спустя вот уже 7 лет после создания Linux, на волне ошеломительного успеха Линус не ищет триумфа и ставит лишь реально достижимые цели.

— Что если Вам позвонит Билл Гейтс и предложит писать ПО для Linux.
— Если Майкрософт когда-либо напишет программу для Linux — значит я победил.

Таким образом изначально почва для конфликта могла быть лишь там, где Linux конкурировал с Microsoft, а это в первую очередь касалось соперничества двух ОС.

Первый этап — отрицание

Нынешний CEO Microsoft Сатья Наделла делает многое для того, чтобы перлы предыдущего руководителя компании Стива Балмера канули в Лету, но интернет помнит, как тот называл Linux раковой опухолью.

Linux is a cancer that attaches itself in an intellectual property sense to everything it touches.

Он же называл Linux лишь клоном устаревшей 20-летней Unix OS.

Linux itself is a clone of an operating system that is 20-plus years old. That’s what it is. That is what you can get today, a clone of a 20-year-old system. I’m not saying that it doesn’t have some place for some customers, but that is not an innovative proposition.

Еще в одном высказывании «визионер» высказал довольно прозорливую мысль, возможно чисто по случайности, отметив что Linux сродни коммунизму.

There’s no company called Linux, there’s barely a Linux road map. Yet Linux sort of springs organically from the earth. And it had, you know, the characteristics of communism that people love so very, very much about it.

В США слово «коммунизм» имеет резко негативный оттенок, воплощая в идеологической сфере угрозу всему, на чем стоит Америка. Пытаясь однако выставить Linux теперь уже всеобщей угрозой, Стив Балмер совершенно случайно сказал нечто действительно стоящее.

Дело в том, что согласно теории Карла Маркса капиталист двояко угнетает рабочих. Во-первых, недоплачивает за работу, а во-вторых отчуждает рабочего в продукте его труда. И если с первым пунктом многие читатели знакомы не понаслышке, то второй касается более тонких материй.

Речь идёт о том, что человек вкладывает в труд частичку самого себя. Когда рабочий лишён возможности распоряжаться продуктом своего труда по своему усмотрению, то он оказывается обкраденным не только материально, но и душевно. Это и есть в упрощенной форме отчуждение труда по Марксу.

Linux и СПО в целом, не позволяет капиталисту эксплуатировать наёмного работника и отчуждать результаты его труда в свою пользу. Когда в минуту кокаинного прозрения Балмер это понял, он стал бешено скакать по сцене и кричать «developers, developers…».

Я далек от того, чтобы записать в коммунисты отцов-основателей СПО, но даже если бы Ричард Столлман и Линус Торвальдс дали торжественную клятву под музыку Интернационала посвятить жизнь освобождению рабочего класса от капиталистического гнёта, и то не смогли бы сделать больше для своей миссии.

Второй этап — EEE

Microsoft довольно долго и успешно применяла в конкурентной борьбе с другими компаниями стратегию Embrace, Extend, Extinguish. Сама стратегия берет своё начало со времён возни вокруг компиляторов и библиотеках Фортрана, а то и раньше — задолго до появления на свет ОС Windows.

Использование собственных проприетарных разработок, сопротивление инициативам конкурентов и игры вокруг открытых стандартов тоже не в Microsoft придумали. IBM, Intel, Apple также умеют душить конкурентов в объятиях. Однако же именно Microsoft принадлежит сомнительная пальма первенства EEE ниндзя.

Вот лишь несколько примеров использования стратегии EEE со стороны MS.

  • DHTML, как расширение веб стандартов 1990-х: HTML, CSS и JavaScript;
  • Active Directory вместо Kerberos и LDAP;
  • Visual и J++ J/Direct, как расширение и замещение Java, JNI.

Конечно даже Майкрософт не могла изобрести все велосипеды на свете и в некоторых случаях благое побеждало, стандарты пробивали путь в Redmond, пусть даже в урезанном виде.

  • CIFS/SMB;
  • TCP/IP;
  • HTTP/SSL;
  • SMTP/POP(S)/IMAP(S).

Показательный случай произошел во время судебной тяжбы Comet vs. Microsoft в 2007 г. Тогда сотрудник Майкрософт Рональд Алепин дал показания, которые запомнятся надолго. В них он раскрыл суть Embrace, Extend and Extinguish в понимании компании из Редмонда.

Q. Okay. And now, again, for the Jury, what does embrace mean in this context as used by Microsoft employees?

A. It’s used to indicate a strategy where Microsoft will embrace the standards or the specifications and interfaces of another company’s software.

Q. Okay. And what does extend refer to?

A. Once the specifications have been embraced, then Microsoft will extend them and add additional interfaces proprietary to Microsoft.

Q. Okay. When you say add additional proprietary interfaces that are Microsoft’s, what impact does that have technologically to other ISVs and OEMs?

A. Well, the result is or the impact is that what was once sort of community development property, the work of the industry and industry participants is appropriated essentially, is taken over by Microsoft.

And then Microsoft takes it and with its proprietary extensions, makes it essentially unavailable on a going-forward basis to the industry participants who were responsible for first developing the specifications and the standards.

Q. Okay. And when Microsoft makes those APIs unavailable to certain ISVs and OEMs, what’s the impact to those ISVs and OEMs of their ability technologically to create products?

A. It reduces their ability to create products, especially products that will interoperate with Microsoft’s products.

Смысл игры EEE в том, чтобы понизить способность другой компании конкурировать на рынке с Майкрософт.

Сделка между Microsoft и Novell

В рамках стратегии Embrace, Extend, Extinguish Майкрософт в 2006 г. вызвала переполох на рынке Linux ОС своей очень двусмысленной сделкой с Novell.

Стороны договорились об отказе от взаимных патентных преследований, приправленным финансовыми соглашениями. MS обязалась выплатить:

  • $240 млн. за лицензии SUSE, с правом перепродажи;
  • в течение 5 лет инвестировать $34 млн. в подготовку менеджеров по продажам Linux/Windows решений;
  • $12 млн. на маркетинг;
  • одноразовая выплата в размере $108 млн. за патенты.

Novell обязалась выплачивать минимум $40 млн. в течение 5 лет, точная сумма была привязана к продажам ПО Novell.

Сделка стала настоящим шоком и была воспринята в штыки вендорами и пользователями Linux. От нее шел дурной запашок, казалось будто MS берет Плохиша под свой зонтик в обмен на то, что тот по своей глупости повинился в нарушении патентов.

Никто и никогда не сумел доказать, что код ядра Linux нарушал патенты Майкрософт, но это не мешало последней довольно долго играть на нервах бизнес пользователей Linux.

Третий этап — принятие

Очевидно, что стратегия EEE плохо приспособлена для GPL и совместимых лицензий. Причина в том, что GPL-код имеет свойства вируса — программа содержащая его, автоматически становится подобной. Нельзя добавить к программе нечто свое, приучив всех к нововведению, а затем втихую приватизировать более совершенное ПО вместе с пользовательской базой.

Раздавить Linux «одной левой» тиражируя FUD и угрожая судебными исками было нереально уже в конце 1990-х, что оставалось делать корпорации?

Резкая смена вектора произошла после назначения нового CEO, когда на смену Стиву Балмеру у руля компании стал Сатья Наделла. В одночасье мы увидели новую, более зрелую и ответственную корпорацию Майкрософт, отбросившую кастет и готовую играть по правилам.

MS стала присылать патчи для ядра Linux, сперва с шутками и прибаутками, но потом исправились. Открыты исходники Power Shell, Visual Studio Code. Выпуск давно ожидаемого MSSQL Server for Linux уже никого не удивил. Linux стал проникать в саму ОС — Windows Subsystem for Linux. Затем GitHub, компания старается со всех сил подтвердить приверженность СПО.

Можно и даже нужно утверждать, что все это продиктовано соображениями исключительно делового характера, никакой особой симпатии к хакерам у компании нет и в помине. Вполне вероятно, и все-же ландшафт ИТ выгладит гораздо приятнее без той старой, но недоброй M$ времен Билла Гейтса и Стива Балмера.

Текущая диспозиция

Обе стороны должны быть довольны сложившейся ситуацией. Корпорация успешно завершает выход из режима турбулентности, не будучи более тотально зависимой от коробочных продаж своей ОС Windows. Платформа Azure набирает обороты, и в немалой степени это происходит благодаря Linux.

Что касается Linux, то покорив все вершины, проект споткнулся на самой желанной для создателя, рабочие станции пока за Windows, а слоган Year of Linux Desktop все ещё остается вечно-зеленой доброй шуткой.

В результате противостояния Майкрософт потеряла больше, чем Linux как мне кажется. Во-первых, что-было терять Linux? Во-вторых, отстояв рабочие станции, корпорация потеряла необъятный рынок мобильных устройств. Что, кроме слепой вражды, мешало MS выкатить свою мобильную ОС на ядре Linux до того, как это сделал Гугл?

Если новая стратегия MS надолго, то от этого выиграет каждый из приверженцев Linux, Windows и даже те, кто используют iOS, MacOS, FreeBSD или OpenBSD. И только пользователи Minix не почувствуют ровным счетом ничего.

Дополнительные материалы.

Оставить комментарий